Определение
Конституционного суда Республики Узбекистан
О ТОЛКОВАНИИ СТАТЬИ 59 НАЛОГОВОГО КОДЕКСА РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН
(Газета «Народное слово», 17 октября 2001 г., № 207 (2767))
Конституционный суд Республики Узбекистан в составе председателя Б. Эшонова, судей Б. Мирбобоева, У. Базарова, Г. Пиржанова и С. Хакимовой, руководствуясь пунктом третьим статьи 109 Конституции Республики Узбекистан и статьей 1 Закона Республики Узбекистан «О Конституционном суде Республики Узбекистан», рассмотрел на открытом заседании дело о толковании статьи 59 Налогового кодекса Республики Узбекистан.
Основанием к рассмотрению дела явилась проявленная в соответствии со статьей 19 Закона «О Конституционном суде Республики Узбекистан» инициатива судей У. Базарова, Г. Пиржанова, С. Хакимовой, обнаруживших неоднозначное понимание и применение правоприменительными органами положений статьи 59 Налогового кодекса Республики Узбекистан. Поводом к рассмотрению дела явилось обращение гражданина С. Муратходжаева на нарушением его конституционного права на льготу, установленную частью второй статьи 59 Налогового кодекса Республики Узбекистан.
Заслушав сообщение судьи-докладчика С. Хакимовой, объяснения представителей: Министерства финансов Республики Узбекистан — Т. Жураева, Государственного налогового комитета Республики Узбекистан — Э. Гадоева, Узжилсбербанка — Р. Бахромова, Акционерно-коммерческого банка «Авиабанк» — Ф. Холматова, Специализированного акционерно-коммерческого банка«Алокабанк» — З. Камолиддиновой, Частного акционерно-коммерческого банка « ХИФБанк» — А. Абдуллаева, выступления приглашенных на заседание представителей: Олий Мажлиса Республики Узбекистан — Б. Панаева, Прокуратуры Республики Узбекистан — П. Бабаджанова, Верховного суда Республики Узбекистан — С. Кадырова, Высшего хозяйственного суда — М. Азимова, исследовав предоставленные документы и иные материалы, Конституционный суд установил:
В Конституционный суд Республики Узбекистан обратился гражданин С. Муратходжаев по поводу нарушения его права на льготу, предусмотренную частью второй статьи 59 Налогового кодекса Республики Узбекистан. Являясь акционером, С. Муратходжаев получал дивиденды в различных банках Узбекистана: в Узжилсбербанке, АКБ «Авиабанк», САК «Алокабанк», ЧАКБ « ХИФБанк » и других.
В соответствии с пунктом «б» части второй статьи 59 Налогового кодекса С. Муратходжаев имеет право на льготу по уплате налога на доходы физических лиц в размере четырехкратной минимальной заработной платы за каждый полный месяц.
При выплате же дивидендов С. Муратходжаеву банками производилось удержание налога на основании писем-разъяснений Государственного налогового комитета Республики Узбекистан за № 11/1-1-2188 от 17 марта 1999 года и № 11/1-1-2743 от 6 апреля 1999 года в размере 15% от суммы получаемых дивидендов. При этом в разъяснениях указывалось, что льготы, предусмотренные статьей 59 Налогового кодекса Республики Узбекистан на доходы, в виде дивидендов и процентов, не распространяются.
В совместном письме-разъяснении Министерства финансов Республики Узбекистан и Государственного налогового комитета за №№ 17-12/548, 15/1-5316 от 30 августа 2000 года С. Муратхожаеву сообщалось, что льготы, предусмотренные частью второй статьи 59 Налогового кодекса, распространяются на дивиденды и проценты.
Аналогичное письмо за № 15/1-398 от 19 января 2001 года с разъяснением о распространении льготы, предусмотренной частью второй статьи 59 Налогового кодекса на дивиденды и проценты Государственный налоговый комитет направил в Олий Мажлис Республики Узбекистан.
Однако вышеуказанные банки продолжают на практике руководствоваться письмами Государственного налогового комитета за № 11/1-1-2188 от 17 марта 1999 года и № 11/1-1-2743 от 6 апреля 1999 года, содержащими противоречащую закону позицию. В результате нарушаются права налогоплательщиков, предусмотренные пунктом вторым статьи 11 Налогового кодекса.
Конституционный суд особо отмечает, что направление Государственным налоговым комитетом разъяснений, содержащих различную правовую позицию по одному и тому же вопросу, стало причиной нарушений прав граждан и противозаконной деятельности государственных органов.
Конституционный суд, руководствуясь принципом верховенства закона, отмечает, что подмена правового регулирования общественных отношений, являющихся предметом закона (Налогового кодекса) письмами-разъяснениями, являющимися актами иного уровня и выполняющими в данном случае роль закона недопустима.
В соответствии со статьей 2 Закона Республики Узбекистан «О нормативно-правовых актах», нормативно-правовым актом является официальный документ, принятый в определенной настоящим законом форме и направленный на установление, изменение или отмену норм законодательства, как общеобязательных государственных предписаний. В статье 5 того же закона перечисляет акты, которые являются нормативно-правовыми. В соответствии с этим Конституционный суд отмечает, что письма-разъяснения Государственного налогового комитета Республики Узбекистан за № 11/1-1-2188 от 17 марта 1999 года и № 11/1-1-2743 от 6 апреля 1999 года не являются нормативно-правовыми актами. Поэтому содержащиеся в них, а также в аналогичных письмах разъяснения по применению статьи 59 Налогового кодекса Республики Узбекистан являются неконституционными.
Поскольку неправильное понимание и применение положений статьи 59 Налогового кодекса повлекло наступление определенных правовых последствий не только для С. Муратходжаева, но и для других акционеров, имеющих право на соответствующие льготы, Конституционный суд пришел к выводу о необходимости дать толкование этой статьи.
При анализе действующих норм законов Конституционный суд в данном случае исходит из следующего.
1. Часть вторая статьи 18 Конституции Республики Узбекистан гласит: «Льготы могут быть установлены только законом и должны соответствовать принципам социальной справедливости».
В статье 51 Конституции сказано: «Граждане обязаны платить установленные законом налоги и местные сборы».
2. Пункт 2 статьи 11 Налогового кодекса констатирует: налогоплательщики имеют право «пользоваться налоговыми льготами в порядке и на основаниях, установленных настоящим Кодексом и иными актами законодательства».
3. Статья 50 Налогового кодекса к имущественному доходу физических лиц относит доходы по полученным процентам, дивидендам, отдачи имущества в аренду. А в статье 56 того же кодекса записано: «Дивиденды и проценты, выплачиваемые физическим лицам, облагаются налогом у источника выплаты по ставкам, определяемым Кабинетом Министров Республики Узбекистан». Согласно приложению № 6 к постановлению Кабинета Министров от 31 декабря 1998 года № 541 доходы по дивидендам физических лиц облагаются налогом в размере 15%.
4. Статья 59 Налогового кодекса регламентирует порядок освобождения от уплаты налога на доходы физических лиц. В соответствии с частью второй этой статьи от уплаты налога на доходы освобождаются физические лица, частично, в четырехкратном размере минимальной заработной платы за каждый полный месяц.
Статья 63 Налогового кодекса предусматривает порядок удержания налога на доходы физических лиц у источника выплаты. Согласно части первой этой статьи «удержание налога на доходы физических лиц у источника выплаты обязаны производить юридические лица», выплачивающие дивиденды и проценты.
В соответствии с Налоговым кодексом Министерством финансов и Государственным налоговым комитетом издана «Инструкция о порядке исчисления и уплаты в бюджет налога на доходы физических лиц» № 444, зарегистрированная Министерством юстиции Республики Узбекистан 11 июня 1998 года (с изменениями и дополнениями № 444-1, № 444-2, № 444-3). Однако данная инструкция не содержит ответа на вопрос, как следует удерживать налог у источника выплаты с дивидендов и процентов, если налогоплательщик пользуется льготами на доходы, установленные частью второй статьи 59 Налогового кодекса. Иначе говоря, отсутствует четкий механизм налогообложения для акционеров, пользующихся льготами.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 1, 19, 25, 26, 27 Закона Республики Узбекистан «О Конституционном суде Республики Узбекистан», Конституционный суд, констатируя указанную неоднозначность в понимании и применении анализируемых норм в связи с толкованием статьи 59 Налогового кодекса, решил:
1. Льготы, предусмотренные статьей 59 Налогового кодекса Республики Узбекистан, распространяются также и на доходы, полученные по дивидендам и процентам.
2. Министерству финансов Республики Узбекистан, Государственному налоговому комитету Республики Узбекистан привести свои ведомственные акты по применению статьи 59 Налогового кодекса в соответствие с данным решением.
Конституционный суд
Республики Узбекистан
г. Ташкент,
10 октября 2001 г.